Несмотря на многочисленные ходатайства, заявленные стороной защиты в ходе предварительного следствия, а также ходатайство о возращении уголовного дела на дополнительное расследование, прокурором было утверждено обвинительное заключение и уголовное дело направлено в суд. 

На предварительном слушании и в судебном заседании при рассмотрении дела по существу стороной защиты были заявлены следующие ходатайства.

Ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

 

В вашем производстве находится уголовное дело № 1-126/2019 по обвинению Е.В.В. в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» и «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по факту кражи имущества, принадлежащего З.А.Н.

На стадии предварительного следствия по уголовному делу не собрано убедительных доказательств, с достаточной полнотой свидетельствующих о том, что Е.В.В. причастен к совершению преступления, либо в его действиях наличествует состав преступления, предусмотренный п.п. «а», «б» и «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Из текста обвинительного заключения следует, что Е.В.В. и неустановленным лицом в период времени с 1-го июля по 19-е декабря 2018 года совершены два оконченных эпизода тайного хищения чужого имущества:

- первый – при распиливании емкости для рассола на части и их выносе с территории, принадлежащей потерпевшему Зобову А.Н.;

- второй – при распиливании емкости для воды на втором этаже помещения на части и их вывозе с территории, принадлежащей потерпевшему З.А.Н.

Несмотря на это, следователь по тем или иным причинам счел указанные два оконченных преступных деяния как одно продолжаемое, что противоречит позиции Верховного Суда, изложенного в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. № 23 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям», в котором разъяснено, что продолжаемыми являются преступления, складывающиеся из ряда тождественных действий, направленных на общие цели и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Согласно описания деяний Е.В.В., изложенного следователем в обвинительном заключении, обязательные признаки продолжаемого преступления в виде взаимосвязи эпизодов и единства объектов посягательства – отсутствуют. В первом случае непосредственном объектом преступного посягательства явилась емкость для рассола, во втором – емкость для воды. Орудия преступления в обоих эпизодах также были разные: в первом – следователь их даже не конкретизировал (только указал, что обнаружили, распилили на части и вывезли), во втором – указал о двух углошлифовальных машинах, принесенных с собой. Самим следователем по первому эпизоду указано о том, что Е.В.В. с неустановленным лицом с похищенным имуществом скрылись с места происшествия, похищенным распорядились по своему усмотрению, то есть фактически описал оконченный эпизод преступления.

Помимо этого, следователем по второму эпизоду указано, что обнаружение и распиливание емкости для воды на части произошло на втором этаже помещения, принадлежащего З.А.Н. Однако, в светокопии Свидетельства о государственной регистрации серии 69АВ № 746306 от 31.10.2013 объект права указан как «производственный корпус, назначение: производственное здание, 1-этажный, общая площадь 1 462,6 кв.м».

Таким образом, или преступление, совершенное на втором этаже здания, не имеет никакого отношения к недвижимости потерпевшего З.А.Н., или оно совершено по адресу, отличному от указанного в данной копии.

Также следователем указано, что материальный ущерб, причиненный потерпевшему З.А.Н., в размере 26 520 рублей является для последнего значительным с учетом его имущественного положения, так как он (З.А.Н.) нигде не работает.

Однако, стороне защиты доcтоверно известно, что потерпевший является учредителем нескольких обществ с ограниченный ответственностью и руководителем (генеральным директором), некоторых из них. Таким образом, утверждение следователя о том, что З.А.Н. нигде не работает, не соответствует действительности.

В ходе предварительного следствия имущественное положения потерпевшего не устанавливалось, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие факт того, что он нигде не работает, при этом имеется список из семи (!) коммерческих предприятий, которыми он руководит (является их генеральным директором, но размер его заработных плат в семи коммерческих предприятиях не устанавливался) (т. 1, л.д. 106).

Из смысла ст. 220 УПК РФ следует, что отсутствие в обвинительном заключении сведений об обстоятельствах, подлежащих обязательному установлению при обвинении лица в совершении инкриминированных деяний и имеющих значение по делу, исключает возможность рассмотрения уголовного дела на основании подобного обвинительного заключения в судебном заседании, поскольку неконкретизированность предъявленного обвинения препятствует определению точных пределов судебного разбирательства применительно к требованиям ст. 252 УПК РФ и ущемляет гарантированное обвиняемому право знать в чем он конкретно обвиняется (ст. 47 УПК РФ).

Представленное обвинительное заключение по данному делу требованиям ст. 220 УПК РФ не соответствует, что препятствует рассмотрению дела в судебном заседании.

Обращаю внимание Уважаемого суда и участников процесса также на фальсификацию доказательств по настоящему уголовному делу, заключающуюся в следующем. В материалах дела имеются две иллюстрационной таблицы: одна, являющаяся приложением к протоколу осмотра места происшествия от 19.12.2018 и изготовленная специалистом В.В.М. (т. 1, л.д. 41-46), а другая – приложением к протоколу осмотра предметов от 13.05.2019 и изготовленная старшим следователем П.Н.И. (т. 1, л.д. 206-213). Иллюстрации указанных осмотров, выполненные с интервалом почти в шесть месяцев (!) абсолютно идентичны: например, иллюстрация №3 осмотра места происшествия – фотографии № 2 осмотра предметов, иллюстрации № 4 от 19.12.2018 – фотографии № 1 от 13.05.2019 (изображение на них только повернуто на 90°), иллюстрация № 5 осмотра места происшествия – фотографии № 3 осмотра предметов, иллюстрация № 7 от 19.12.2018 – фотографии № 4 от 13.05.2019. на указанных иллюстрациях и фотографиях даже визуальные эффекты в виде белых окружностей разного диаметра (возможно, падающий снег) тождественны. При этом следователем в бланке протокола осмотра предметов от 13.05.2019 указано, что осмотр проводился в условиях солнечной погоды (т. 1, л.д. 205), о чем также свидетельствуют другие фотографии, например, №№ 5-7, 9 (т. 1, л.д. 209-211, 213).

Мало этого, старшим следователем П.Н.И. 22.04.2019 якобы был составлен проток осмотра места происшествия (опять без участия понятых и в условиях солнечной погоды), в котором она лично при помощи фотоаппарата «Canon» осуществляла фиксацию хода и результатов осмотра, изготовила иллюстрационную таблицу (т. 2. л.д. 37-40), в которой также использует фотографии №№ 8-11, изготовленные специалистом В.В.М. Для стороны защиты очевидно, почему следователь ни при каких условиях не хотел привлекать понятых при проведении следственных действий и пользоваться видеокамерой для фиксации всего процесса осмотра без изъятий и исключений, которая и не одна, состоят на балансе правоохранительных органов. ХХI век как - никак…

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 237 УПК РФ, прошу возвратить уголовное дело № 1-126/2019 прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Ходатайство об исключении недопустимых доказательств

 

В материалах указанного уголовного дела, в том числе находятся:

1) протокол осмотра места происшествия от 19.12.2018 с иллюстрационной таблицей, согласно которого проведен осмотр здания молокозавода, расположенного по адресу: Тверская область, г. Н., ул. ХХХ, д.1б, в ходе осмотра были обнаружены и изъяты марлевая повязка, 1 отрезок белой дактопленки со следом тканевого узора, 3 удлинителя, 2 «болгарки» (т. 1, л.д. 39-46);

2) протокол осмотра места происшествия от 14.01.2019 с иллюстрационной таблицей, согласно которого проведен осмотр помещения офиса ООО «Нелидовский молочный завод», расположенного по адресу: Тверская область, г. Н., ул. ХХХ, д. 1б, в ходе осмотра были обнаружены и изъяты пластилиновый слепок со следом взлома, фрагмент листа бумаги со следом подошвы обуви (том 1, л.д. 57-89);

3) светокопии Свидетельства о государственной регистрации серии 69-АВ № 746306 от 31.10.2013 и Акта приема-передачи движимого имущества, объектов недвижимости и права аренды на земельный участок от 01.08.2013 (т. 1, л.д. 103-104);

4) материалы обыска в случаях, не терпящих отлагательства, от 05.03.2019, согласно которого у Е.В.В. на основании постановления следователя изъята пара сапог (том 1, л.д. 126-127);

5) приемосдаточные акты, предоставленные Б.А.А. (том 2, л.д. 30-34);

6) протокол предъявления лица для опознания от 13.03.2019, в ходе которого свидетель А.И.В. опознал Е.В.В., как человека, которого видел на территории бывшего молокозавода, который с другим мужчиной распиливал металл (том 2, л.д.50-53);

7) протокол предъявления лица для опознания от 13.03.2019, в ходе которого свидетель П.Д.С. опознал Е.В.В., как человека, которого видел на территории бывшего молокозавода, который с другим мужчиной распиливал металл (том 2, л.д.55-58);

8) протокол предъявления лица для опознания от 18.05.2019, в ходе которого свидетель А.И.В. опознал Е.В.В., 1968 года рождения, как человека, которого видел на территории бывшего молокозавода (том 2, л.д. 83-86);

9) протокол предъявления лица для опознания от 16.04.2019, в ходе которого свидетель Б.А.А. опознал Е., как человека, который ему сдавал металл (том 2, л.д. 66-69);

10) протокол допрос подозреваемого Е.В.В. от 05.03.2019., в ходе которого им в присутствии защитника Ж.А.Ю. даны признательные показания (том 2, л.д. 124-127);

11) протокол проверки показаний на месте подозреваемого Е.В.В. от 05.03.2019, в ходе которого он в присутствии защитника Ж.А.Ю. показал, где и как он распиливал две металлические емкости на территории бывшего молокозавода (том 2, л.д. 131-139), которые указаны в обвинительном заключении в качестве доказательств, подтверждающих предъявленное подсудимым обвинение (кроме копий Свидетельства о государственной регистрации серии и Акта приема-передачи).

Считаю, что указанные доказательства не могут быть использованы в качестве доказательств по следующим основания:

1. Протокол осмотра места происшествия от 19.12.2018, согласно которого дознавателем ОД МО МВД России «Нелидовский» лейтенантом полиции К.А.С. проведен осмотр здания молокозавода, расположенного по адресу: Тверская область, г. Н., ул. ХХХ, д. 1, в связи с тем, что:

1) место составление протокола и произведения осмотра места происшествия является отличным от места инкриминированного подсудимому Е.В.В. преступления (в первом случае – г.Нелидово, во втором – Нелидовский район, пос. Южный), что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ, ставит под сомнение данное доказательство с точки зрения относимости;

2) в нарушение ч. 3 ст. 170 УПК РФ не в труднодоступной местности, о чем свидетельствует, что и заявитель З.А.Н., и многочисленные члены следственно-оперативной группы МО МВД России «Нелидовский» (следователь К.А.С., участковый уполномоченный Я.С.В., оперативный уполномоченный Г.А.Н., специалист В.В.Н.), а также водитель ОВД служебного автомобиля, то есть минимум шесть человек (!) посетили и находились 19.12.2018 на месте осмотра, при наличии надлежащих средств сообщения (у каждого из вышеозвученных лиц при себе находился мобильный телефон, а в служебном автомобиле сотрудников полиции – еще и радиостанция), а также при отсутствии опасности для жизни и здоровья людей, следственное действие было проведено без участия понятых. По каким причинам следователем было принято решение не привлекать понятых в ходе данного следственного действия, не ясно и не мотивировано. При отсутствии понятых следователь несмотря на то что применял техническое средство – фотоаппарат «Nikon», но видеосъемка не осуществлялась, фиксация всего хода и всех результатов следственного действия также не осуществлялась, несмотря на требования ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ;

3) содержит иллюстрацию № 2, на которой изображена явно не дознаватель К.А.С., таблица не содержит иллюстрации с изображением других лиц, принимавших участие в следственном действии, отсутствует иллюстрация с изображением следа обуви, обнаруженного на крыше, выполненной панорамной и узловой фотосъемкой, что дает основания только предполагать, на какой крыше и в каком именно месте он был обнаружен, например, во дворе МО МВД России «Нелидовский» после приезда следственно-оперативной группы с осмотра;

4) в нарушение ч. 10 ст. 166 УПК РФ лицам, принимавшим участие в осмотре места происшествия: Я.С.В., Г.А.Н. и З.А.Н. перед началом осмотра не разъяснялись их права, ответственность, а также порядок производства осмотра места происшествия. В протоколе имеются по две подписи указанных лиц, а именно в заключительной части протокола: о не поступлении от них заявлений и подтверждающая их ознакомление с протоколом путем личного прочтения;

5) в нарушение ч. 4 ст. 166, ч. 3 ст. 177 и ч. 3 ст. 180 УПК РФ в протоколе отсутствует указание на то, что опечатывались ли оттиском печати и какой именно, обнаруженные и изъятые с места происшествия: бумажный конверт с марлевой повязкой, одним отрезком темной дактопленки, и пакет голубого цвета, в который следователем были помещены три удлинителя, а также картонная коробка, в которую были помещены 2 «болгарки», исключающие доступ к их содержимому или нет, упакованные каждый в бумажный конверт, а также куда были направлены после осмотра;

6) в нарушение ч. 6 ст. 177 УПК РФ при произведении осмотра помещения организации представители администрации ООО «Нелидовский молочный завод» (ОГРН: 1156912000046; ИНН: 6912011619) и ООО «Торговая компания «Нелидовский молочный завод» (ОГРН: 1156952009697; ИНН: 6912011762) и ООО «МолФорм» (ОГРН: 1156952008520; ИНН: 6912011748), которые зарегистрированы по адресу: Тверская область, г. Н., пос. Южный, ул. ХХХ, д.1б, то есть места проведения осмотра, в нем участия не принимали и даже не уведомлялись о его проведении. При этом в протоколе отсутствует запись о невозможности обеспечения их участия в осмотре;

7) в нарушение ч. 4 ст. 166 УПК РФ следователем не указаны: на какой именно крыше и в каком именно месте крыши, а также расстояния от места обнаружения следа обуви по отношению к статичным объектам. По мнению стороны защиты, указание в протоколе «на крыше был обнаружен след обуви наибольшей длиной 284 мм, шириной – 91 мм, изъятой на цифровой фотоноситель» не позволяет участникам судопроизводства и суду сделать однозначный вывод о том, на какой крыше и в каком именно месте был обнаружен след обуви, изъятый на цифровой носитель;

8) в нарушение ч. 4 ст. 164 УПК РФ, заключающейся в том, что при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц, следователь в ходе осмотра обнаружил и изъял две гражданки Республики Болгария и упаковал их в картонную коробку бело-зеленого цвета, которые по всей видимости там и находятся по настоящее время; 9) при проведении осмотра места происшествия следователь руководствовался, в том числе положениями ст. 117 УПК РФ («Денежное взыскание»), которые ни каким образом не регламентируют указанное следственное действие.

2. Протокол осмотра места происшествия от 14.01.2019, согласно которого дознавателем ОД МО МВД России «Нелидовский» капитаном полиции Д.Д.Ю. произведен осмотр помещения офиса ООО «Нелидовский молочный завод», расположенного по адресу: Тверская область, Н-ский район, пос. Южный, ул. ХХХ, д. 1 «б», в связи с тем, что:

1) дознаватель ОД МО МВД России «Нелидовский» Д.Д.Ю. осуществлял указанный осмотр не в рамках доследственной проверки (КУСП № 4190 от 19.12.2018, по которому было возбуждено уголовное дело № 11901280014000019 от 14.01.2019 по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ – том 1, л.д. 1). На каком основании, по чьему поручению и в рамках какой именно доследственной проверки или уголовного дела дознавателем Д.Д.Ю. произведен указанный осмотр из содержания его протокола с достоверностью не ясно;

2) в нарушение ч. 3 ст. 170 УПК РФ не в труднодоступной местности, о чем свидетельствует, что и заявитель З.А.Н. и специалист А.Н.В.) посетили и находились 14.01.2019 на месте осмотра, при наличии надлежащих средств сообщения, а также при отсутствии опасности для жизни и здоровья людей, следственное действие было проведено без участия понятых. По каким причинам следователем было принято решение не привлекать понятых в ходе данного следственного действия, не ясно и не мотивировано;

3) в нарушение ч. 10 ст. 166 УПК РФ лицам, принимавшим участие в осмотре места происшествия: З.А.Н. перед началом осмотра не разъяснялись его права, ответственность, а также порядок производства осмотра места происшествия. В протоколе имеются две подписи указанного лица, а именно в заключительной части протокола: о не поступлении от него заявлений и подтверждающая его ознакомление с протоколом путем личного прочтения;

4) бланк протокола содержит вложенный лист (том 1, л.д. 58), отличающийся по цвету с бланком протокола, который не подписан ни дознавателем, составившим указанный процессуальный документ, ни другими участвующими в осмотре лицами, что является для стороны защиты основанием предполагать, что он не соответствует требованиям ч. 2 ст. 180 УПК РФ и появился в материалах дела накануне ознакомления стороны защиты с материалами дела, то есть спустя пять месяцев (!) с момента заполнения бланка протокола осмотра места происшествия от 14.01.2019; 5) на иллюстрации № 4 «Вход в здание» иллюстрационной таблицы изображена женщина среднего возраста, то есть несмотря на то, что она принимала участие в указанном следственном действии, дознавателем она не была указана в протоколе как лицо, участвующее в осмотре; 6) в нарушение ч. 6 ст. 177 УПК РФ при произведении осмотра помещения организации представители администрации ООО «Нелидовский молочный завод» (ОГРН: 1156912000046; ИНН: 6912011619) и ООО «Торговая компания «Нелидовский молочный завод» (ОГРН: 1156952009697; ИНН: 6912011762) и ООО «МолФорм» (ОГРН: 1156952008520; ИНН: 6912011748), которые зарегистрированы по адресу: Тверская область, г. Н., пос. Южный, ул. ХХХ, д.1б, то есть места проведения осмотра, в нем участия не принимали и даже не уведомлялись о его проведении. При этом в протоколе отсутствует запись о невозможности обеспечения их участия в осмотре.

 

3. Светокопии Свидетельства о государственной регистрации серии 69-АВ № 746306 от 31.10.2013 и Акта приема-передачи движимого имущества, объектов недвижимости и права аренды на земельный участок от 01.08.2013, в связи с тем, что:

1) в материалах дела имеется рапорт следователя П.Н.И. от 14.01.2019 (том 1, л.д. 102), в котором она своему руководителю сообщает о том, что по уголовному делу № 11901280014000019 потерпевшим З.А.Н. были предоставлены копии документов на собственность, а также справки по причиненному ущербу При этом она не указывает на скольких листах якобы ей были предоставлены копии документов и справки, что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ ставит под сомнение данные доказательства с точки зрения достоверности;

2) в материалах дела имеется протокол дополнительного допроса свидетеля потерпевшего З.А.Н. от 14.01.2019 (том 1, л.д. 99-101), согласно которого он, допрошенный следователем П.Н.И. с ходатайством о приобщении к материалам дела копии документов на собственность, а также справок по причиненному ущербу, не обращался;

3) в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ светокопии Свидетельства о государственной регистрации серии 69-АВ № 746306 от 31.10.2013 и Акта приема-передачи движимого имущества, объектов недвижимости и права аренды на земельный участок от 01.08.2013, которые следователем даже не указаны доказательствами, подтверждающими обвинение Е.В.В., являются иными документами, которые могут служить средством для установления обстоятельств уголовного дела и в силу ч. 2 ст. 81 УПК РФ должны были быть осмотрены, признаться вещественными доказательствами и приобщаться к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Таким образом, указанные документы не могли быть приобщены к материалам дела по рапорту следователя, так как грубо нарушает положения действующего уголовно-процессуального закона.

4. Материалы обыска в случаях, не терпящих отлагательства, от 05.03.2019, согласно которого у Е.В.В., согласно которого оперативным уполномоченным ОУР МО МВД России «Нелидовский» майором полиции О.И.П., по поручению следователя произведено следственное действие, в связи с тем, что:

1) из содержания протокола с достоверностью не следует, какое именно следственное действие было им произведено – обыск или выемка (том 1, л.д. 126-127);

2) в нарушение ч. 11 ст. 182 УПК РФ Е.В.В. не разъяснялось, что при производстве следственного действия вправе присутствовать защитник;

3) в нарушение ч. 13 ст. 182 УПК РФ не указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены сапоги 44-го размера и фрагмент четырехжильного кабеля. Изымаемые предметы не перечислены с указанием из количества – какое количество сапог было изъято (например, 2, 20 или 200), какова длина фрагмента кабеля, а также их индивидуальные признаки (например, цвет внешней изоляции/оплетки кабеля);

4) в нарушение ч. 6 ст. 166 УПК РФ не указаны участвующие лица, от которых перед началом, в ходе лиюо по окончании следственного действия заявления не поступили;

5) в нарушение ч. 6 ст. 166 УПК РФ не указано, каким образом (путем личного прочтения или путем оглашения протокола оперативным уполномоченным) участвующие лица с ним ознакомились, а также отсутствует запись о том, имелись ли замечания о дополнении и уточнении протокола от участников следственного действия;

6) в нарушение ч. 10 ст. 182 УПК РФ не указан вид упаковки изъятых сапог 44-го размера и фрагмента электрического кабеля (4-ех жильного), опечатывалась ли она и какой печатью.

 

5. Приемосдаточные акты, предоставленные Б.А.А., в связи с тем, что:

1) в материалах дела имеется рапорт следователя П.Н.И. от 16.04.2019 (том 2, л.д. 29), в котором она своему руководителю сообщает о том, что по уголовному делу № 11901280014000019 свидетелем Б.А.А. были предоставлены приемосдаточные акты на Е.В.В. При этом она не указывает на скольких листах якобы ей были предоставлены указанные документы, что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ ставит под сомнение данные доказательства с точки зрения достоверности;

2) в материалах дела имеется протокол допроса свидетеля Б.А.А. от 16.04.2019 (том 2, л.д. 27-28), согласно которого он, допрошенный следователем П.Н.И., в том числе показал: «…До этого организация называлась ООО «Олимпик». Так как организация поменяла название, все акты приема металла мы сдали, и на данный момент они у нас отсутствуют. На данный момент все акты находятся в г.Ржев, Тверской области. Я смогу предоставить их позже…», что противоречит содержанию рапорта следователя П.Н.И. о том, что она 16.04.2019 получила от Б.А.А. приемосдаточные акты на Е.В.В.;

3) в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ приемосдаточные акты в количестве 5-ти штук (том 2, л.д. 30-34), которые следователем указаны доказательствами, подтверждающими обвинение Е.В.В. являются иными документами, которые могут служить средством для установления обстоятельств уголовного дела и в силу ч. 2 ст. 81 УПК РФ должны были быть осмотрены, признаться вещественными доказательствами и приобщаться к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Таким образом, указанные документы не могли быть приобщены к материалам дела по рапорту следователя, так как грубо нарушает положения действующего уголовно-процессуального закона;

4) даже не обладая познаниями в области почерковедения, не вооруженным взглядом видно, что все приемосдаточные акты в количестве 5-ти штук, датированные промежутком времени с 1-го по 20-е ноября 2018 года, характеризуются практически идентичными общими (например: характеризующие пространственную ориентацию фрагментов рукописи и движений; отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка; характеризующие структуру движений по их траектории) и частными (например, сложность движений при выполнении букв, форма, направление движений и их протяженность при выполнении и соединении письменных знаков и их элементов, а также степень связанности, количество, последовательность и относительное расположение движений) признаками, помимо этого во всех пяти документах отсутствуют подписи Е.В.В. и Б.А.А., а словосочетания «лом из личного хоз-ва» выполнен с тождественным сокращением последнего слова. Данные обстоятельства позволяют стороне защиты предположить, что данные акты не составлялись в даты, указанные в них, а были составлены позднее, скорее всего, уже после возбуждения уголовного дела, возможно по инициативе оперативных сотрудников и (или) следователя. С учетом вышеизложенного, в случае непризнания данных доказательств недопустимыми, сторона защиты имеет объективное основание для обращения в судебном заседании с ходатайством о назначении судебной почерковедческой экспертизы с целью установления: когда (с точностью до года, месяца, суток) были составлены данные документы; были ли они составлены свидетелем Б.А.А. или другим лицом; подпись от имени подсудимого Е.В.В. выполнена им самим или другим лицом.

6. Протокол предъявления лица для опознания от 13.03.2019, в связи с тем, что в нарушение ч. 2 ст.193 УПК РФ перед проведением предъявления лица для опознания, несмотря на то, что 05.03.2019 А.И.В. допрашивался в качестве свидетеля, но он не допрашивался о приметах и особенностях внешности, по которым он сможет опознать Е.В.В. (том 1, л.д. 99-101), что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ, ставит под сомнение данное доказательство с точки зрения допустимости.

 

7. Протокол предъявления лица для опознания от 13.03.2019, в связи с тем, что в нарушение ч. 2 ст.193 УПК РФ перед проведением предъявления лица для опознания, несмотря на то, что 06.03.2019 П.Д.С. допрашивался в качестве свидетеля, но он не допрашивался о приметах и особенностях внешности, по которым он сможет опознать Е.В.В. (том 2, л.д. 13-14), что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ, ставит под сомнение данное доказательство с точки зрения допустимости.

 

8. Протокол предъявления лица для опознания от 16.04.2019, в связи с тем, что в нарушение ч. 2 ст.193 УПК РФ перед проведением предъявления лица для опознания, несмотря на то, что 16.04.2019 Б.А.А. допрашивался в качестве свидетеля, но он не допрашивался о приметах и особенностях внешности, по которым он сможет опознать Е.В.В. (том 2, л.д. 27-28), что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ, ставит под сомнение данное доказательство с точки зрения допустимости.

 

9. Протокол предъявления лица для опознания от 18.05.2019, в связи с тем, что в нарушение ч. 2 ст.193 УПК РФ перед проведением предъявления лица для опознания, несмотря на то, что 05.03.2019 А.И.В. допрашивался в качестве свидетеля, но он не допрашивался о приметах и особенностях внешности, по которым он сможет опознать Е.В.В.. 1968 года рождения (том 1, л.д. 99-101), что в силу ч. 1 ст. 88 УПК РФ, ставит под сомнение данное доказательство с точки зрения допустимости.

 

10. Протоколы допрос подозреваемого Е.В.В. и проверки его показаний на месте от 05.03.2019, в связи с тем, что защитником адвокатом Ж.А.Ю.:

1) в нарушение п. 3 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее – Стандарта), принятого VIII Всероссийским съездом адвокатов 20.04.2017 не разъяснялось подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и не приняты меры к проведению такого свидания;

2) в нарушение пп. «в» п. 4 Стандарта подзащитному не разъяснялось право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению;

3) в нарушение пп. «г» п. 4 Стандарта не выяснялись обстоятельства фактического задержания Е.В.В. и не уточнялось, проводился ли допрос в отсутствие адвоката и применялись ли незаконные методы при проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий;

4) в нарушение пп. «г» п. 4 Стандарта не выяснялось отношение Е.В.В. к подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ;

5) в нарушение пп. «б» п. 5 Стандарта адвокат не согласовывал с подзащитным позицию по делу;

6) в нарушение п. 6 Стандарта при признании Е.В.В. вины не разъяснялось ему (подзащитному) правовые последствия такого признания, а также не убеждалась, что признание вины совершается Е.В.В. добровольно и не является самооговором;

7) в нарушение пп. «а» п. 8 Стандарта в процессе осуществления защиты не консультировала Е.В.В. и не разъясняла ему процессуальные права и обязанности, применяемые по делу нормы материального и процессуального права;

8) в нарушение п. 11 Стандарта при отказе 06.03.2019 подозреваемого Е.В.В. от подписания протокола проверки показаний на месте от 05.03.2019 не выяснила мотивы такого отказа и не приняла необходимые меры, направленные на защиту прав и законных интересов подзащитного Е.В.В. Описанные обстоятельства свидетельствуют о том, что вышеуказанные доказательства в ходе предварительного следствия были получены с существенным (грубым) нарушением требований УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст.ст. 73 и 235 УПК РФ, прошу признать недопустимыми доказательствами: 1) протокол осмотра места происшествия от 19.12.2018 (том 1, л.д. 39-46); 2) протокол осмотра места происшествия от 14.01.2019 (том 1, л.д. 57-89); 3) светокопии Свидетельства о государственной регистрации серии 69-АВ № 746306 от 31.10.2013 и Акта приема-передачи движимого имущества, объектов недвижимости и права аренды на земельный участок от 01.08.2013 (т. 1, л.д. 103-104); 4) материалы обыска от 05.03.2019 (том 1, л.д. 126-127); 5) приемосдаточные акты (том 2, л.д. 30-34); 6) протокол предъявления лица для опознания от 13.03.2019 (том 2, л.д.50-53); 7) протокол предъявления лица для опознания от 13.03.2019 (том 2, л.д.55-58); 8) протокол предъявления лица для опознания от 18.05.2019 (том 2, л.д. 83-86); 9) протокол предъявления лица для опознания от 16.04.2019 (том 2, л.д. 66-69); 10) протокол допроса подозреваемого Е.В.В. от 05.03.2019 (том 2, л.д. 124-127); 11) протокол проверки показаний на месте подозреваемого Е.В.В. от 05.03.2019 (том 2, л.д. 131-139), и исключить их из совокупности доказательств.

Ходатайство о направлении судом запросов по уголовному делу

 

В вашем производстве находится уголовное дело № 1-126/2019 по обвинению Е.В.В. в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» и «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, по факту кражи имущества, принадлежащего З.А.Н.

В ходе проведения предварительного следствия стороной защиты следователю были заявлены многочисленные ходатайства, направленные на установление истины по настоящему уголовному делу, в удовлетворении которых органом предварительного следствия было отказано.

Учитывая вышеизложенное во взаимосвязи с существующим важнейшим принципом уголовного судопроизводства как состязательность сторон, предусмотренного ст. 15 УПК РФ, прошу:

1) запросить в дежурной части МО МВД России «Нелидовский» сведения, подтверждающие или опровергающие доставление Е.В.В. в первой половине дня 05.03.2019 сотрудниками уголовного розыска и нахождение его до вечернего времени 05.03.2019 в здании МО МВД России «Нелидовский»;

2) запросить в ОЭБ и ПК МО МВД России «Нелидовский» сведения о том, проводилась ли в 2015-2016 гг. доследственная проверка по заявлению З.А.Н. по факту кражи изделий из металла с территории, расположенной по адресу: Тверская область, Н-ский район, пос. Южный, ул. ХХХ, д. 1б, и какое процессуальное решение было принято по результатам ее проведения;

3) запросить в Спировском отделении полиции (171170, Тверская область, пос.Спирово, ул. Советская, д. 8) сведения о том, обращался ли З.А.Н. с заявлением (заявлениями) по фактам краж его имущества по адресу: Тверская область, С-ский район, д. ХХХ, ул. Центральная, д. 55, по которому зарегистрированы и находятся ООО «Спировский молочный завод», ООО «Славянская мясомолочная компания» и ООО «Волжский сыродел», что позволит придти к выводу о манере осуществления им руководства обществами с ограниченной ответственностью и отношению к обязанностям по несению бремя содержания принадлежащего ему имущества в соответствии со ст. 210 ГК РФ.

Ходатайство о приобщении к материалам дела документов и проведении судебной экспертизы

 

В ходе проведения предварительного следствия стороной защиты следователю были заявлены многочисленные ходатайства, направленные на установление истины по настоящему уголовному делу, в удовлетворении которых органом предварительного следствия было отказано.

При проведении следователем 13.03.2019 предъявления лица для опознания» с участием подозреваемого Е.В.В. и свидетелей Андреева И.В. и Полевченкова Д.С. осуществлялось фотографирование опознаваемого (Емельянова) и лиц, среди которых он опознавался (так называемых «статистов»). При этом один из статистов – С. Антон Павлович, 05.03.2001 г.р., на дату опознания (13.05.2019) являлся несовершеннолетним всего 7 суток назад, а другой – И. Николай Сергеевич, 19.02.1992 г.р., в момент опознания находился в головном уборе, к тому же он на пять лет младше опознаваемого Е. С учетом указанных обстоятельств фотография, осуществленная в ходе указанных следственных действий, наглядно демонстрирует о нарушении следователем требований ч. 4 ст. 193 УПК РФ о том, что лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним, а результаты опознаний свидетелей А. и П. 22-ухлетнего Е. среди двух статистов, один из которых на четыре года младше опознаваемого, а другой – на пять лет старше и к тому же находился в головном уборе, не могут быть объективными и правдивыми.

Информация, предоставленная начальником ОСП по Нелидовскому, Бельскому и Оленинским районам на адвокатский запрос, может явиться доказательством того, что в отношении З.А.Н. на основании исполнительного листа № 2/1-26/2016 от 01.11.2016, вступившим в законную силу 16.11.2016, выданного Октябрьским районным судом г. Ставрополя, 18.02.2019 возбуждено исполнительное производство № 4920/19/69021 о взыскании займа в размере 5 656 983 рубля 16 копеек. На 7 объектов недвижимого имущества должника (З.А.Н.), расположенного по адресу: Н-кий район, пос. Ю., ул. ХХХ, д. 1б, наложен арест.

Мною также 02.10.2019 в интересах подсудимого был направлен адвокатский запрос главе Администрации Н-ского городского округа с целью предоставления следующей информации: 1) заключен ли между Администрацией Н-ского городского округа и З.А.Н. договор аренды земельного участка с кадастровым номером 69:22:0130601:34, расположенного по адресу: Тверская область, Н-кий район, пос. Ю., ул. ХХХ, общей площадью 15 984 кв. м, назначение - эксплуатация производственной базы; 2) Имеет ли З.А.Н. как арендатор по договору аренды указанного земельного участка задолженность перед Администрацией Н-ского городского округа? Если имеет, то, каков размер указанной задолженности? 3) Обращалась ли Администрация Н-ского района Тверской области 19.09.2016 в Измайловский районный суд г. Москвы с исковым заявлением к ответчику З.А.Н., ХХ.ХХ.ХХХ г.р., уроженцу и жителю г. Москвы, с требованием о взыскании задолженности и пени за просрочку исполнения обязательства по договору аренды земельного участка (гражданское дело № 2-2639/17)? В настоящее время ответ на указанный запрос мною не получен.

Мною в интересах подсудимого с официального интернет-сайта ФССП России получена информация о наличии у подразделений ФССП Москвы, Твери и Тверской области исполнительных листов в отношении потерпевшего на общую сумму 8 539 911 рублей 07 копеек, что ставит под сомнение наличия у потерпевшего по адресу: Н-ский район, пос. Ю., ул. ХХХ, д. 1б, имущества на сумму 571 427 рублей. М

ною в интересах подсудимого с официального интернет-сайта Измайловского районного суда Москвы получена копия заочного решение от 07.04.2016 по гражданскому делу № 02-2639/2017, согласно содержания которого следует, что Администрация Н-ского района Тверской области 19.09.2016 обратилась с иском к ответчику З.А.Н. о взыскании задолженности и пени за просрочку исполнения обязательства по договору аренды земельного участка.

Мною в интересах подсудимого с официального интернет-сайта Оленинского районного суда Тверской области получена копия приговора с интернет-сайта Оленинского районного суда Тверской области от 25.04.2018 по уголовному делу № 1-15/2018 в отношении Т.В.Ю. Данное обстоятельство с учетом содержания справки о результатах проверки объекта по экспертно-криминалистическому учету от 25.01.2019 (т.1, л.д. 183) и информационной карты следов и объектов, изъятых с места происшествия (т. 1, л.д. 184). Согласно указанной справки, в результате проверки установлено совпадение по общим (групповым) признакам со следом подошвы обуви ИК № 18 0201280053182700014. Уголовное дело № 2700014, возбужденное по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, по факту кражи у потерпевшего М.С.А. по адресу: Тверская область, пос. ХХХ, ул. ХХХ, д. 9, кв. 3, в период времени с 04.02.2018 по 13.02.2018 бензопилы «Партнер350» и тестера на сумму 8 500 рублей. Таким образом, осужденный Оленинским районным судом Т.В.Ю., след подошвы обуви которого обнаружен на территории, принадлежащей потерпевшему может быть прямо или косвенно причастен к совершению хищению его имущества и на территории Нелидовского района по настоящему делу.

Мною в интересах подсудимого с официального интернет-сайта Нелидовского городского суда Тверской области получена копия постановления от 25.08.2010 по административному делу № 5-14-2010 в отношении З.А.Н., признанного виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.27 («Нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение») КоАП РФ. Данное обстоятельство подтверждает показания подсудимого, а также свидетелей стороны защиты Х.Л.О. и Е.В.В., 1968 г.р., о том, что они (сын и отец Е.) осуществляли по устной договоренности с потерпевшим функции сторожа на его территории и последний имеет перед ними финансовые обязательства.

Мною с участием свидетелей Х.Л.А. и С.С.Г. 13.09.2019 были проведены измерения от электрической розетки возле входной двери жилого дома Х. и производственного помещения З., которым установлено расстояние 39 метров, о чем нами был составлен акт измерений, а также схема и иллюстрационная таблица. С учетом содержания протокола осмотра предметов (т. 1, л.д. 216-217) длина трех удлинителей составляет: 13,9; 2,8 и 20 метров, а длина проводов электропитания угло-шлифовальной машины (УШМ) составляет 1,8 метра. Таким образом, общая длина удлинителей и провода электропитания УШМ составляет 38,5 метров. С учетом указанного обстоятельства данные предметы (три удлинителя и 2 УШМ) не могут являться орудиями преступления по настоящему делу.

Мною в рамках осуществления защиты подсудимого на предварительном следствии следователю были поданы ходатайства о дополнительном допросе подозреваемого от 06.03.2019 и о приобщении к материалам дела опроса лица и документов, запросе сведений, проведении очных ставок от 12.03.2019 с подписями следователя в их получении. На копии указанных ходатайств следователь собственноручно расписалась и их получении и заверила их своей подписью. В материалах уголовного дела указанные ходатайства отсутствуют, что свидетельствует о нарушении права на защиту Е. и фактически не рассомтрение следователем указанных ходатайств.

Следователем осуществлялись вызова Е. на допрос на 15-ое, 16-ое, 17-ое, 18-ое и 19-ое апреля 2019 год для проведения следственных действий. Е. со своим защитником являлся по указанным вызовам все пять раз, однако, из пяти запланированных следственных действий состоялось только одно (16.04.2019). Данное обстоятельство свидетельствует о продолжении оказания психологического давления на подсудимого со стороны следователя, отсутствия у следователя желания учесть занятость подсудимого на работе по договору подряда, что привело к его увольнению в связи с невозможностью посещать место работа.

Х.Л.О. в связи с тем, что принадлежащий ей электрический счетчик марки «Энергомера СЕ301» стоимостью более 3 000 рублей 05.03.2019 был изъят в ходе обыска по ее месту жительства и не возвращен, обратилась 15.09.2019 с заявлениями по факту кражи ее имущества к начальникам НМСО СК РФ по Тверской области и ОРЧ СБ УМВД России по Тверской области. Ответы на свои указанные заявления Х. по настоящее время не получены.

Из показаний подсудимого следует, что 05.03.2019 им в целях личной безопасности осуществлялась аудиозапись разговора с сотрудниками уголовного розыска на находившийся при нем мобильный телефон. Указанную аудиозапись он передал 06.03.2019 своему защитнику, который ее расшифровал и скопировал на DVD-диск марки «Verbatim» c двумя аудиофайлами (один «Голос001» формата «М4А», другой – «Голос_001» формата «МР3»). Содержание указанной аудиозаписи, по убеждению стороны защиты, неоспоримо свидетельствует о том, что на Е. в служебном кабинете № 25 05.03.2019 в дневное время было оказано психологическое давление, так как первоначально рядовые сотрудники уголовного розыска употребляют нецензурную лексику, повышают на него голос и обращаются к нему на «ты», лишают возможности обратиться за юридической помощью, принять воду и горячую пищу, посетить туалет, утверждают, что, если он не признает свою вину в совершении кражи имущества с территории бывшего молокозавода, он и его родители будут задержаны и арестованы, помещены в ИВС (СИЗО), позднее данное давление осуществляется начальником уголовного розыска, в заключении заместителем начальника полиции по оперативной работе.

Следователем, не обладающего познаниями в области товароведения и расчетов емкостей неправильной формы и значительного объема, в ходе проведения осмотра (т. 2, л.д. 105-118) произведен «расчет объема выпиленного металла с двух бочек» при помощи приложения «РОСТПРОФ» – онлайн калькулятор. При этом следователь якобы смог рассчитать по непонятной формуле массу металла, выпиленного из емкости, изготовленной из нержавеющей стали, которая составила 1 926 кг, а массу металла, выпиленной из другой емкости не устанавливал вовсе. При этом точная формула и ее источник, а также приложение и технический (электронный) прибор, на котором она использовалась (применялась), в протоколе осмотра не указаны.

Помимо этого в материалах дела отсутствуют сведения о стоимости обоих емкостей, в том числе из нержавеющего металла, и стоимости одного килограмма нержавеющего металла.

Учитывая вышеизложенное во взаимосвязи с существующим важнейшим принципом уголовного судопроизводства как состязательность сторон, предусмотренного ст.15 УПК РФ, прошу:

1. Приобщить к материалам дела следующие документы:

1) фотографию формата А5 с изображением подозреваемого Е. и двух статистов, осуществленную в ходе проведения 13.05.2019 следственных действий «предъявления лица для опознания» с участием свидетелей А.И.В. и П.Д.С.;

2) адвокатский запрос № 15/2019 от 02.10.2019 в ОСП по Нелидовскому, Бельскому и Оленинским районам и ответ на него за подписью начальника отделения от 02.10.2019;

3) информацию с официального интернет-сайта ФССП России по запросу «З. А.Н. ХХ.ХХ.ХХХХ г.р.»;

4) адвокатский запрос № 16/209 от 02.10.2019 в главе Администрации Н-ского городского округа;

5) информацию (копию заочное решение от 07.04.2016 по гражданскому делу №02-2639/2017) с официального интернет-сайта Измайловского районного суда Москвы;

6) копию приговора с интернет-сайта Оленинского районного суда Тверской области от 25.04.2018 по уголовному делу № 1-15/2018 в отношении Т.В.Ю.;

7) копию постановления с интернет-сайта Нелидовского городского суда Тверской области от 25.08.2010 по административному делу № 5-14-2010 в отношении З.А.Н., признанного виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ;

8) акт измерений от 13.09.2019 (со схемой и иллюстрационной таблицей);

9) копию ходатайства о дополнительном допросе подозреваемого от 06.03.2019 и от 12.03.2019 с подписями следователя в их получении;

10) копию ходатайства о приобщении к материалам дела опроса лица и документов, запросе сведений, проведении очных ставок от 12.03.2019 с подписью следователя в его получении;

11) повестки в количестве 5-ти штук о вызове к следователю на допрос Емельянова на 15-ое, 16-ое, 17-ое, 18-ое и 19-ое апреля 2019 год;

12) копии заявлений Х.Л.О. на имя начальников НМСО СК РФ по Тверской области и ОРЧ СБ УМВД России по Тверской области от 15.09.2019 с квитанциями, подтверждающими их направление;

13) стенограмму разговора между сотрудниками МО МВД России «Нелидовский» и Е.В.В.;

14) DVD-диск марки «Verbatim» c двумя аудиофайлами (один «Голос001» формата «М4А», другой – «Голос_001» формата «МР3»), зафиксировавшие разговор 05.03.2019 между сотрудниками МО МВД России «Нелидовский» и Е. В.В.

2. Назначить и провести судебную товароведческую экспертизу с целью установления фактического размера выпиленной площади металла из двух емкостей, хищение которых вменено подсудимому, а также его стоимости.

В судебном заседании в удовлетворении настоящий ходатайств судом, к сожалению, было отказано. В разделе "РЕЧИ В ПРЕНИЯХ" представлена подробная позиция стороны защиты по настоящему уголовному делу.